Почему я не использую ДВП в ульях

Оцените материал
(0 голосов)
В последнее время в наших журналах часто появляются материалы об использовании древесноволокнистых плит (ДВП) для изготовления ульев. Вот, например, отрывок одной из таких статей: «ДВП широко применяю на своей пасеке приблизительно с 1975 г. Ценю эти материалы за относительную дешевизну и главное – за малый вес, легкость и скорость обработки, эстетический вид изделий из них.

«…во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь».

(Библия. КН. Эклесиаста или проповедника. Гл. 1:18)

 

 

А для перегородок, заставных фартуков лучшего материала, чем ДВП, не стоит искать. На изготовление тратятся минимум, изделия не коробятся, не расслаиваются, практически не бояться влаги, которая может возникнуть в улье. Все мои ульи оборудованы ими» (УП, №4, 2002, с.31). А в ж. «Пасiка» №8 за 2003 г. (с. 18-19) опытный пчеловод советует использовать ДВП не только для ульев, но и делать из нее медогонки (?!), мотивируя тем, что материал «обойдется в 1 грн. 40 коп».

И все это написано пасечниками – практиками.

А вот что говорят ученые. В беседах с доктором биологических и медицинских наук, профессором Г.Д. Бердишевым (в свое время лечил Дэн Сяо Пина и Ким Ир Сена) мы коснулись вопроса влияния окружающей среды на продукты пчеловодства. А в подаренной им книге «Гармония дома и человека как основа здоровья XXI веке» (2002 г., с. 134) я нашел еще и следующее «В Германии многие жители, проживая в домах, при строительстве которых использовано ДВП, тяжело заболели. Заболевания, вызванные вредными парами, разнообразны – от повреждений мозга до повреждения периферийной и иммунной систем. Формальдегидные смолы насыщают жилище испарениями, которые производят канцерогенное и мутагенное действие».

Так вот, зная еще и из других источников, что использование ДВП из-за ее токсичности ограничивается во время изготовления мебели и отделки жилья, я решил глубже исследовать степень влияния этих материалов на продукты пчеловодства и пчелу.

В книге, которую подарил мне автор В.Н. Корж, о материалах для ульев не сказано ничего. Выходит, что материал, из которого изготавливают ульи, не имеет отношения к «среде обитания» пчел?! Внешняя температура, влажность воздуха, освещение, ветер, осадки, рельеф местности, окружающие растения, водоемы, почвы, гравитационное и магнитное поля земли, постоянное и переменное электрические поля атмосферы, естественная радиация (радиоактивность) земли, лучи солнца, электромагнитные поля радиопередатчиков, электрические поля высоковольтных линий передач, низкочастотные поля генераторов, акустические поля, звуковое и ультразвуковое излучение – все учтено в этой книге, в том числе основательно исследовано, как все эти факторы влияют на пчел. А о влиянии материалов ничегошеньки. На мой вопрос относительно этого Валерий Николаевич только развел руками и согласился доработать эту тему и рассказать в периодике. В другой солидарной работе, которая также стоит на видном месте моей книжной полки, И.Д. Брык говорит о влиянии погоды, тумана, росы, водоемов, геометрии улья, летка и прилетной доски, положении улья относительно горизонта. Но ни о материалах, ни об их влиянии на пчел и их производительность и продукты я опять ничего не нашел. Автор провел очень интересные и основательные исследования до мелочей (хотя в пчеловодстве мелочей не бывает), которые многим моей пасеке помогли, но проблему материалов для изготовления ульев проигнорировали. Поэтому я обратился к написанной книге учеными. Странно, но относительно материалов, из которых изготавливают ульи, я также не нашел практически ничего, кроме трех страниц, на которых идет речь о ДВП (камыш, глина, ДВП). Монография утверждена к печати ученым советом Института пчеловодства имени П.И. Прокоповича ААН Украины. И я усомнился – ДВП равноправно поставлена главным институтом страны рядом с природными материалами!? А долго сомневаться в моем возрасте - то большая роскошь, поэтому я сказал себе: «До роботи, дiду!»

Предметом моих исследований является качество продуктов пчеловодства и всего, что на это качество влияет. В тематических книгах и трудах о влиянии ДВП на пчел и продукты пчеловодства я ничего не нашел, поэтому обратился к специалистам Института экогигиены и токсикологии им. Л.И. Медведя. Они долго не могли уразуметь, о чем идет речь, а когда поняли, то не могли поверить, что кто-то может использовать ДВП для изготовления ульев, где производится такой ценный продукт, как мед. Это «нонсенс», а по-русски «бессмыслица», поэтому, мол, исследований по этому вопросу нет. Вместе с руководителем отдела гигиены полимеров и токсичных отходов, кандидатом медицинских наук Н.Е. Дишиневич мы подняли научные труды и наработки института по этому вопросу. Здесь также ничего подобного мы не нашли. А вот о влиянии ДВП на крыс, бактерий, мух дрозофил, на растения материала больше чем достаточно. Вот что мы «накопали» в авторитетных источниках.

 

 

О влиянии ДВП на живые организмы и продукты пчеловодства

 

 

«Для придания ДВП водостойкости в массу перед подачей на отливочную машину вводят водно-эмульсионные фенолформальдегидные смолы (5-15% от массы волокна), парафиновые и др. эмульсии, а также осадители (сернокислый алюминий)».

Сделаем первый подсчет: в лежаке, обшитом ДВП толщиной 3 мм только с середины (до 1 м²), формальдегида – от 100 до 300 г.

Многочисленными исследованиями установлено выделение из этого материала токсичных веществ формальдегида и фенола.

Далее приведем цитаты из («Справочник по применению полимеров», Киев, 1984, «Формальдегид» под ред. чл. - кор. АМН СССР Н.Ф. Измерова. Из серии «Международный регистр потенциально токсичных веществ (МРПТХВ)» Москва, 1982).

Формальдегид легко растворяется в воде (в меде около 20% воды – В.С.). 35-40%-ный водный раствор формальдегида называется формалином. Как вторичный продукт формальдегид образуется в воздухе из выхлопных газов автомобилей в результате сложных и многообразных фотохимических реакций, активируемых ультрафиолетовой радиации солнца. На расстоянии 1-2 м от оживленной автомобильной трассы содержание формальдегида – от 2 до 10 мг/м³ (порог по изменению электроэнцефалограммы головного мозга – 0,05 мг/м³).

Формальдегид является умеренно токсичным веществом. Летальная доза для человека – 3,5 – 5,25 г (это если смолу на хлеб намазать и съесть его. В.С.)

Экспериментальные исследования круглосуточного ингаляционного воздействия формальдегида в концентрациях 0,035 и 0,012 мг/м³ в течение 98 суток выявили функциональные и морфологические изменения в организме подопытных крыс, особенно после применения нагрузок. У животных, подвергшихся воздействию концентрации формальдегида 0,035 мг/м, наблюдалось повышение массы тела по сравнению с контролем, изменение сумационного порогового показателя через 2 месяца затравок. Микроскопические исследования органов животных, забитых в конце опыта, выявили слабовыраженную мелкоочаговую катаральную и очаговую межлегочную пневмонию, в печени – некоторую «гиперфункцию» отдельных гепатоцитов. В клетках головного мозга наблюдалось некоторое объединение нислевской субстанции нервных клеток, имеющих распространенный характер в коре и клетках Пуркинье. Указанные изменения сохранились после месячного восстановительного периода.

Формальдегид является одним из наиболее известных мутагенов. В опытах на дрозофилах, некоторых бактериях и растениях выявлена прямая зависимость между концентрацией формальдегида и количеством наследственных изменений. Мутагенная активность обусловлена непосредственным воздействием формальдегида на нуклеинопротеиновую субстанцию блокадной аминогруппы в структуре генных протеинов.

При сравнении 2-х поколений потомства, полученных от самок, затравленных отдельно фенолом и формальдегидом и комбинациями этих ядов в концентрациях 0,25 мг/м³, установлены большие изменения у потомства, полученного от крыс-самок, подвергшихся комбинированному воздействию этих ядов (в ДВП есть оба яда. – В.С.).

Комбинированное воздействие фенола в концентрации 0,023 мг/м³ и формальдегида в концентрации 0,024 мг/ м³ с повышенной температурой воздуха (30±2°С) (в улье +34°С. – В.С.) при круглосуточных затравках в течение трех месяцев вызывают у крыс-самцов изменение эритропага, фагоцитарной активности нейтрофилов, лизоцима, белкового спектра сыворотки крови, нервномышечного аппарата, активности эпителия семенников, митотической активности роговицы глаза.

Формальдегид является одним из наиболее известных аллергенов (идиосинкразию, т.е. аллергию на мед, часто объясняют наличием в меде пыльцы или пчелиного яда. – В.С.).

При исследовании потомства белых крыс-самок, подвергнутых круглосуточной затравке формальдегидом в концентрациях 1- 0,012 мг/м³ (10 дней до спаривания и весь период беременности), установлено влияние на эмбриональное развитие плода.

Предложена максимально допустимая концентрация 0,02 мг/м³ в воздухе, которая вызывает у растений угнетение процесса фотосинтеза не более чем на 10%. Предельно допустимая концентрация формальдегида для атмосферного воздуха – 0,003 мг/м³, фенола – также 0,003 мг/м³.

Кроме того, одним из авторов установлено, что формальдегид при длительном влиянии на организм рабочих в условиях производства может вызывать аденокарценому полости носа (К.И. Станкевич, Н.Е. Дишиневич, 1985).

Из приведенного уже понятно, что формальдегид и фенол – яды, которые вредны для всего живого. По существу, в улье из ДВП возникает своеобразная выхлопная труба, как у автомобиля. И если даже на крыс-долгожителей, которых считают чуть ли не самыми стойкими к вредному влиянию окружающей среды, ДВП влияет негативно, то что можно говорить о пчеле с ее быстротекущей жизнью, особенно о нежных личинках, которые практически «купаются» в воздухе улья.

А еще такое. Известно, что мед активно вбирает посторонние запахи, поэтому в свете прочитанного такими наивными кажутся требования нормативных документов относительно хранения меда: «При хранении меда должно соблюдаться товарное соседство. Нельзя хранить с медом остропахнущие (нефтепродукты, ядохимикаты, рыбу и рыбные изделия, пряности, овощи и продукты, чай, кофе и другие товары и продукты), а также плоды, овощи и продукты их переработки в негерметичной таре». Подчеркиваем, что в стандарте речь идет о хранении меда, например в бидонах, закрытых крышками с резиновыми прокладками. А в улье мед разлит по ячейкам и контактная поверхность с парами формальдегида – до десятка квадратных метров. И здесь же рядом – «выхлопная труба»!

Осталось выяснилось, как приведенные концентрации соотносятся с концентрациями формальдегида, когда ульи изготовлены из ДВП, и можно ли это связать с нашими проблемами? Можно! Немало зарубежных авторов установили, что концентрация формальдегида в воздухе домов, где использованы конструкции из ДВП и есть мебель, изготовленная на основе ДВП, находится в пределах 0,07-1,9 мг/м³. Наивысшие концентрации (5,26 мг/м³) зарегистрированы в передвижных дачных домиках и кемпингах.

Напомним, что над автотрассой концентрация этих ядов – от 2 мг/м³. Вместе с тем в домах есть окна, форточки, двери, площадь которых представляет до 10% площади стен. Площадь же летков в улье меньше, чем 0,2% площади стен улья. Считаем, что концентрация формальдегида в ульях, изготовленных из ДВП, наверняка, находится в этом же диапазоне (если не более высокие?). Очевидно, что научные сотрудники, которые уверенно рекомендуют изготавливать ульи из ДВП, обязаны были определить точный уровень этих концентраций.

 

Учитывая, безусловно, вредное влияние формальдегидных смол на все живое и на продукты, в частности, можно утверждать:

ДВП негативно влияет на пчел (особенно на расплод), ослабляет их, делает их более уязвимыми к болезням, в конечном итоге сокращает им жизнь (уменьшает их численность, а значит, и продуктивность семьи). Для научных работников – это актуальная, важная, благородная и благодатная тема для исследования с многочисленным экономическим эффектом (учитывая количество ульев из ДВП). Это относительно влияния пчел.

Яды формальдегид и фенол в ульях из ДВП попадают и в продукты пчеловодства, поэтому наносят вред и человеку. Ни одна государственная служба не допустит контакта пищевых продуктов с ДВП и не даст разрешение на производство ульев или другого инвентаря из ДВП. Выпускать эти изделия без санитарно-гигиенического заключения никто не имеет права (см. приказ МЗ №247 от 9.10.200 г.).

 

В.А. Соломка, канд. тех наук, секретарь межведомственного научно-технического совета по развитию медицинской промышленности Украины.

Н.Е. Дишиневич, канд. мед наук, руководитель отдела гигиены полимеров и токсичных отходов Института экогигиены и токсикологии им. Л.И. Медведя МЗ Украины.

 

 

Вместо послесловия

 

Думаю, что не один пчеловод с благородными сединами почесывал свою голову во время чтения этих заметок. Ничего не поделаешь: еще раз внимательно просчитайте эпиграф к заметкам. Ссылка сторонников изготовления ульев из ДВП на дешевизну становится неуместной («Дешевая рыбка – плохая юшка»). Лучшим материалом для ульев во все времена ведения пчеловодства считались неценные виды лиственных деревьев: ива, осина, липа и т.д. А в одной старой мудрой книге по пчеловодству написано, что наилучшим для ульев является «ситовое» дерево. Не знаете такого? И я до недавнего времени не знал. А это лиственное дерево, которое засохло на корню (сухостой). Вообще же у нас оно считается отребьем и идет, как правило, на дрова. Вот вам и дешевый, но в то же время наилучший материал для улья. А для тех, кто изготавливает ульи не на продажу, а для себя, повторяю то, что уже говорил (см. «Пасiка», №1, 2003, с.22): «Использовать для ульев любой материал неорганического происхождения можно лишь после того, как определитесь, что это за материал, и убедитесь, что он не вреден для организма человека». К этому могу прибавить – «и для пчелы».

А относительно использования ДВП в ульях, то посоветую следующее: «Поскольку при нынешних порядках всем безразлично, из чего изготовлены ваши улья, то контролером может быть только ваша собственная совесть. Поэтому не берите греха на душу! Кормить людей (в т.ч. ближайшее окружение) вредным продуктом – то аморально».

Чтобы не подумали, что я такой уже «святой и божий», сознаюсь: после того, как я занес это заметки в свою «Тетрадь», я сжег свои заставные доски (фартуки) и кормушки, изготовленные из ДВП, а включая это заметки в данную книгу, я свой грех искупаю.

 

P.S. И чтобы совсем уж исчерпать вопрос о ДВП в ульях, привожу без купюр выдержку из статьи В.Н. Коржа «Экология улья» в БК1-07, которую он написал, выполняя данное мне обещание.

 

 

Древесноволокнистые плиты (ДВП)

 

ДВП, изготовленные мокрым способом, можно использовать в пчеловодных изделиях без экологических ограничений. К таким плитам относятся ДВП типа М-4, М-12, М-20, ПТ-100, а также Т-350 и Т-400, произведенные полусухим способом без добавления связующих. У таких плит одна сторона обычно гладкая, а вторая – сетчатая.

При изготовлении твердых и сверхтвердых плит сухим способом в них добавляют фенолформальдегидные смолы, которые выделяют токсические для человека и животных вещества фенол и формальдегид. Отсюда следует – древесноволокнистые плиты марки СТ-500, изготовленные сухим способом, нельзя использовать для изготовления ульев и пчеловодного инвентаря.

Марку ДВП лучше определять по сопроводительной документации в магазине или на складе. Если такой возможности нет, то по их внешнему виду – у твердых и сверхтвердых плит внешняя поверхность с обеих сторон в большинстве случаев гладкая и всегда глянцевая.

 

Василий Соломка (Дiд Васiль)

Книга «СЛОВО О МЕДЕ», г.Киев, «Медицина Украины» 2012 г.

 

Другие статьи Василия Алексеевича:

 

Мед не любит дилетантов!

 

Чай с медом

 

Трехлитровая банка - наш враг!

 

Мед или сахар?

 

 

 

 
Прочитано 14311 раз

Оставить комментарий

 
 

 
 
 
 
 
Яндекс.Метрика